Ответы на вопросы о Chernobyl-TOUR
English version of the Chernobyl-TOUR site

Меню пользователя

Логин

Пароль



Забыл пароль?
Регистрация

Мы принимаем PayPal

Фото ОТТУДА

Просмотров: 5878

В город, которого нет - Известия



В город, которого нет - Известия

В город, которого нет - Известия

 

Мария Егорова, Известия

Фото: ИТАР-ТАСС

Когда в середине 90-х в Чернобыль поехали первые туристы, общество разделилось на два лагеря. Одни с пеной у рта доказывали, что радиации там давно нет, другие называли путешественников-экстремалов сумасшедшими. Хотя в основе всякого туризма – посещение мертвых городов, одно дело – бродить по древним руинам, где почти ничего уже не напоминает о живших когда-то людях, и совсем другое – ходить по разрушающимся кварталам, осознавая, что в этих самых домах еще недавно жили твои современники. А может быть, и сверстники.

Припять. Украина 

Сегодня «чернобыльский» туризм – популярное и абсолютно легальное направление. Ежегодно тысячи людей из разных стран устремляются в легендарную зону отчуждения. Мотивы у каждого свои. «Возможно, побывав там, каждый хоть на минуту задумается о ценности жизни, о том, чем может цивилизация заплатить за человеческую глупость, – размышляет Татьяна Федорова, туристка из Днепропетровска. – Больше всего эмоций вызвало здание бывшего детского сада в Припяти: игрушки на прогнившем полу, металлические детские кроватки, похоронный венок возле входа... И вроде понимаешь, что все дети были эвакуированы, большинство людей выжило и успело спастись, но внутри все равно жутко от осознания того, сколько жизней разрушила одна ошибка».

Писатель Сергей Мирный, тур-дизайнер и шеф-гид компании «Чернобыль-ТУР», в шутку рассказывает, что первых туристов в зону возил сразу после аварии в 1986 году. Командир взвода радиационной разведки, ликвидатор, он знает о «невидимом убийце» все, поэтому при разработке экскурсий во главу угла ставит именно безопасность. 

Каждый человек, въезжающий на чернобыльскую территорию, дает подписку, что не имеет серьезных хронических заболеваний, а на выезде проходит радиационный конт­роль. «Только после того, как кратковременное пребывание в Чернобыле стало радиационно-безопасным, стал возможен и туризм, – поясняет Сергей. – При этом мы рассматриваем его как совершенно необходимую часть усилий по ликвидации негативных последствий аварии. Дело в том, что по сравнению с первыми днями после аварии уровни радиации в когда-то самых опасных местах уменьшились в 10 000 раз, но об этом никто не знает. Про Чернобыль напридуманы тучи мифов-страшилок, пугающих и дезориентирующих людей. И каждую нашу поездку мы воспринимаем как акцию по «дезактивации мозгов» от опасного информационного загрязнения».

По словам Мирного, типичный потрет «чернобыльского» туриста таков: возраст – от 25 до 40 лет, профессионально успешен, IQ – выше среднего. Россияне и иностранцы составляют по 40–45%, оставшиеся 15% – украинцы. Дополнительная подгруппа – молодежь, заинтересовавшаяся зоной благодаря игре S.T.AL.K.E.R. и одноименной книжной серии. Для них проводятся тематические поездки. В числе спецтуров также посещение мест чернобыльской славы и самоселов – поселений близ АЭС, где живут люди, не испугавшиеся аварии. Туристы могут даже и помочь жителям по хозяйству. Уже появились и своеобразные туристические традиции. В обязательную программу, например, входит кормежка гигантских сомов в подводном канале станции, для чего путешественники специально припасают хлеб. К памятнику героям-ликвидаторам группы всегда возлагают цветы, причем поручают это самому молодому туристу. «Думаю, всем психически здоровым людям поездка в зону полезна для более адекватного понимания мира, в котором мы живем, и своего места в этом самом мире», – заключает Сергей.